Пенсионный маневр

Сторонники возврата к распределительной пенсионной системе в правительстве вновь победили: мораторий на перечисление взносов на накопительные пенсионные счета граждан продлен еще на один год — до конца 2015‑го.

[dropcap]Ф[/dropcap]актически речь идет о демонтаже накопительной составляющей пенсионной системы и возврате к пенсионному патернализму советского образца. В итоге завтрашние пенсионеры рискуют остаться без денег, а сегодняшняя экономика — без инвестиций. Взносы работающих россиян на накопительную пенсию перестали перечисляться на их счета в негосударственных пенсионных фондах (НПФ) и государственной управляющей компании Внешэкономбанка с середины 2013 года — под предлогом необходимости реформировать систему пенсионных фондов. Сегодня реформа отрасли близка к завершению. К началу августа большинство НПФ, аккумулировавших до 76% накоплений граждан, выполнили все требования государства: провели аудит своей деятельности, раскрыли собственников, стали акционерными обществами. Готова к работе и в 2015 году начнет действовать государственная система страхования обязательных пенсионных накоплений, созданная при участии Агентства по страхованию вкладов. Казалось бы, нет больше никаких препятствий к тому, чтобы вернуть фондам и ВЭБу 520 млрд рублей накоплений за 2013 год, «замороженных» на государственных счетах, а также возобновить с 2015‑го перечисление новых накопительных взносов граждан. Однако правительство РФ в начале августа все равно решило мораторий продлить, никаких денег фондам и в следующем году не перечислять, оставив полученные от граждан средства в федеральном бюджете. В итоге к 243 млрд рублей накопительных взносов граждан, изъятых правительством в 2014 году, добавятся еще 550 млрд, реквизированных в 2015‑м. Граждан же успокоят тем, что реальные деньги на их накопительных пенсионных счетах заменят на обязательства Пенсионного фонда России (ПФР), а изъятие накоплений будет компенсировано увеличением страховой части пенсии работников. Министр труда Максим Топилин в связи с этим вновь обнародовал свои опасения относительно «низкой эффективности накопительной составляющей и фактического снижения пенсионных прав сограждан посредством этого механизма». А куратор социального блока вице-премьер Ольга Голодец объяснила решение тем, что к системе негосударственных пенсионных фондов, куда должны были бы прийти деньги будущих пенсионеров, есть вопросы: «Эта система до сих пор не давала экономического роста. За 2013 год страховая система обеспечила 8% прироста по пенсионным правам, в то время как накопительная в среднем по стране обеспечила 4,7% прироста, то есть ниже инфляции». Как рассказывают участники совещания в правительстве, этот довод вице-премьера оказался решающим в споре. Между тем доходность инвестирования пенсионных накоплений «молчунов», хранящихся в ВЭБе в 2013 году, составила 6,7% годовых, доходность портфеля граждан, сознательно выбравших консервативную стратегию ВЭБа, оказалась еще выше — 6,9%. Негосударственные пенсионные фонды также не ударили в грязь лицом: как следует из опубликованного отчета ПФР за 2013 год, средняя эффективность их работы в прошлом году составила 7,51% годовых. И все эти показатели ощутимо выше официального уровня инфляции в 2013‑м (6,5%). Поэтому непонятно, откуда вице-премьер Ольга Голодец взяла свои 4,7%. В ответ представители Минфина, Минэкономразвития и Банка России, также участвовавшие в обсуждении, указали на важность пенсионных накоплений как источника «длинных денег» для экономики. Действительно, из 1,1 трлн рублей пенсионных накоплений, скопившихся к настоящему моменту на счетах НПФ, более 400 млрд инвестировано в облигации российских компаний, еще 120 млрд вложено в государственные долговые бумаги. 440 млрд рублей НПФ разместили в долгосрочные банковские депозиты, также являющиеся (в отличие от депозитов граждан) длинными — безотзывным источником фондирования для экономики. В свою очередь, накопления граждан в размере 1,85 трлн рублей, которыми управляет государственный ВЭБ, составляют главный инвестиционный ресурс самого Минфина. Бóльшая часть этих средств вложена в облигации, выпущенные финансовым ведомством. Без новых поступлений в виде обязательных взносов на пенсионные накопления и Минфин, и рынок корпоративных заимствований лишаются крупного источника финансирования, подпитывающего в конечном итоге всю российскую экономику. Но аргументы оппонентов, приводивших официальную статистику работы ВЭБа и негосударственных пенсионных фондов, не были приняты во внимание.

Заплаты из зарплаты

Намерение продлить мораторий вызвало недовольство у участников пенсионной отрасли, что было вполне ожидаемым — ведь управление пенсионными накоплениями при отсутствии новых поступлений становится все менее рентабельным для НПФ. Их, по сути, лишают бизнеса. «В очередной раз накопления российских граждан, которые формируются за счет отчисления с заработной платы, были изъяты и направлены в так называемую страховую часть, иначе говоря, потрачены на текущие нужды, — говорит Вадим Сосков, генеральный директор УК «КапиталЪ». — Таким образом, правительство решает краткосрочную задачу — «затыкает» дыру в бюджете на 2015 год. Но о том, что будет через 10–15 лет, когда потребуется выплачивать пенсии в ухудшившейся демографической ситуации, — увы, никто не думает». Национальная ассоциация негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) выступила с резким заявлением, в котором назвала аргументы руководителя Минтруда России «не выдерживающими критики и абсурдными по сути» и обвинила социальный блок в пренебрежении к веской аргументации, представленной финансовыми ведомствами, и продавливании сиюминутных решений. В НАПФ сетуют на то, что столь важное для пенсионной системы решение принимается в правительстве кулуарно, минуя законодательно установленные механизмы согласования в рамках социального партнерства, что, к сожалению, становится повседневной практикой социального блока правительства. «Он сознательно вводит российских граждан в заблуждение относительно того, что направление без их желания накоплений в страховую часть пенсии якобы не ущемит пенсионные права, — считает президент НАПФ Константин Угрюмов. — На самом деле вместо реальной денежной прибавки в накопительной части пенсии людям запишут на счета эфемерные пенсионные баллы с неизвестным результатом их стоимости при выходе на пенсию. Пролонгация на 2015 год моратория на пенсионные накопления в целях направления их на текущее потребление — это не только «залезание в карман» будущим пенсионерам для того, чтобы заплатить нынешним. Это еще и наращивание обязательств государства по пенсиям, выплачиваемым на распределительной основе, для обеспечения которых страховых средств в будущем не хватит».
Без новых поступлений в виде обязательных взносов на пенсионные накопления и Минфин, и рынок корпоративных заимствований лишаются крупного источника финансирования, подпитывающего в конечном итоге всю российскую экономику
Из-за сложностей с обслуживанием обязательств перед будущими пенсионерами, накопленных в рамках распределительной системы, в НАПФ прогнозируют рост налоговой нагрузки на работодателей в дальнейшем либо увеличение объема прямых дотаций в ПФР из федерального бюджета. В Минфине также не рады новациям социального блока. Да, действительно, конфискация накопительных взносов в 2015 году поможет свести концы с концами и федеральному бюджету, и бюджету ПФР. Но одновременно лишит значительной части инвестиционного ресурса финансовый сектор страны. Из‑за того что российский банковский сектор и долговой рынок недополучат в следующем году 400 млрд рублей новых поступлений, темпы роста ВВП РФ, по прогнозам Минфина, могут замедлиться на один процентный пункт. Но все эти доводы финансистов не перевесили простых, как удар молотка, резонов социального блока. Ведь 400 млрд рублей, которые в 2015 году должны пойти на пополнение накопительных счетов граждан, можно потратить на нужды самого правительства. Например, деньги пригодятся для покрытия дефицита бюджета Пенсионного фонда. В 2013‑м на эти цели из федерального бюджета пришлось выделить 940 млрд рублей. В нынешнем половину этой суммы покроют не перечисленные на личные накопительные счета граждан пенсионные взносы. Нужны деньги и на исполнение амбициозной инвестиционной программы по развитию Крыма до 2020 года включительно, стоимость которой утверждена в размере 681 млрд рублей. И вообще — на фоне мобилизации всей экономики перед лицом усиливающихся с каждым месяцем международных санкций — о каких пенсионных накоплениях может идти речь? Под натиском таких аргументов любые долгосрочные стратегические цели легко приносятся в жертву текущей политической и экономической конъюнктуре.

Заморозить и ампутировать?

Так или иначе, социальному блоку вновь удалось побороть своих коллег из финансово-экономического, оставив в бюджете накопительные пенсионные взносы граждан еще на один год. Но этот спор относительно продления моратория был лишь началом истории. Всего через неделю из кабинетов правительства стали проникать еще более тревожные новости. Речь уже шла не просто о приостановке перечисления пенсионных взносов на личные счета граждан, а о полном демонтаже накопительного компонента пенсионной системы. Представители социального блока последовательно настаивают на этом не первый год. И на этот раз, на фоне усугубляющегося экономического положения в стране и усиливающегося внешнего давления, они имеют все шансы добиться своего. Результаты обсуждения пенсионного вопроса в правительстве необыкновенно окрылили сторонников возврата к общему пенсионному «котлу» советского образца. Ольга Голодец по горячим следам заявила, что в правительстве обсуждается полный отказ от обязательных пенсионных накоплений. Всем, кто собирается копить себе на старость, придется позаботиться об этом самим. «Обсуждается вопрос о переходе на добровольную систему накоплений, то есть те граждане, которые примут для себя решение, будут персонально заключать договоры с НПФ», — заявила Голодец после заседания Госсовета в Воронеже. Как сообщил «Бизнес-журналу» один из представителей отрасли, планируется «стимулировать» и работодателей делать дополнительные пенсионные отчисления. Им хотят предложить дополнительно скинуться на накопительные взносы для своих сотрудников сверх тех 22% от зарплаты, которые они уже платят в ПФР. А компании, в которых работает 500–1 000 человек и более, и вовсе обяжут иметь собственные корпоративные пенсионные программы. Фактически это будет означать рост налогового бремени для бизнеса. Вся эта корпоративная пенсионная щедрость, конечно, будет сопровождаться определенными налоговыми льготами со стороны государства, но бизнес не проведешь. Российский союз промышленников и предпринимателей, при участии которого в скором времени должно состояться заседание трехсторонней (государство, работники и работодатели) комиссии по пенсионным вопросам, уже готовит свои возражения на предложения власти. Справедливости ради заметим, что ни одно из таковых — ни по продлению моратория, ни по отмене накопительного компонента пенсионной системы и введению дополнительных взносов — пока не оформлено в виде законопроекта. Им еще предстоит пройти обсуждение в профессиональном сообществе и депутатском корпусе. И социальному блоку придется еще поработать, доказывая бизнесу и законодателям справедливость своих доводов. Противники отмены накопительных пенсионных взносов тоже не сидят сложа руки. В середине августа в Минфине состоялось совещание межведомственной рабочей группы, на котором обсуждалась реформа пенсионной системы. И помимо мер по стимулированию добровольных накопительных взносов, которые должны прийти на смену обязательному пенсионному страхованию, разговор зашел о спасении существующих пенсионных накоплений, аккумулированных на счетах граждан в НПФ, от возможной конфискации в будущем. Российское законодательство не считает эти накопления собственностью граждан до самого вступления в пенсионный возраст и начала начисления им пенсии — поэтому конфискационный сценарий в дальнейшем нельзя исключать. Вместе с «замороженными» в ПФР до конца реформы отрасли перечислениями за второе полугодие 2013 года речь идет о сумме в 1,6 трлн рублей. В Минфине, пытаясь сохранить для финансового рынка хотя бы эти средства, предложили представителям пенсионного и страхового сообщества подумать над тем, каким образом перевести пенсионные накопления граждан, до которых вполне может дотянуться государство, в статус пенсионных резервов НПФ, реквизировать которые правительство уже не сможет.

По самочувствию

Озабоченность участников отрасли относительно своего будущего в новой пенсионной модели понятна, но что ждет обычных граждан, за которых работодатели сегодня исправно перечисляют пенсионные взносы на накопительные счета? Очевидно, что отмена обязательных взносов на пенсионные накопления — это фактически сворачивание всего накопительного компонента. Без новых вливаний система просто деградирует. Глава Минтруда Максим Топилин неоднократно публично выступал против существующей системы распределения пенсионных взносов, которые перечисляют в бюджет работодатели за своих сотрудников. И сейчас, судя по риторике социального блока правительства, все реальнее становится возврат к советской социальной модели: в условиях фактического финансирования Пенсионного фонда России из федерального бюджета отличия предлагаемой модели от советской пенсионной системы будут минимальны. Основной довод главы Минтруда, наиболее последовательно выступающего за возврат к страховой пенсионной системе, состоит в том, что она позволяет справедливо разделить между пенсионерами те средства, которые на их содержание выделяет общество. Но станет ли этих денег больше в будущем, если сегодня мы перестанем откладывать на старость даже те небольшие проценты, которые должны в рамках существующей обязательной накопительной системы? Важно понимать, что в распределительной системе благосостояние пенсионеров зависит исключительно от текущего состояния экономики и федерального бюджета. «А оно может быть хорошее, а может быть и плохое, — говорит Вадим Сосков (УК «КапиталЪ»). — Посему высока вероятность, что грядущие пенсионеры будут получать меньше, чем нынешние». Даже в недавние, сравнительно «тучные» для страны годы распределительная пенсионная система оказалась не способна в одиночку обеспечить достойный уровень пенсионных отчислений. Средняя начисленная пенсия в размере 10,3 тыс. рублей едва достигает трети от размера средней заработной платы по стране, хронически недотягивая до утвержденного в качестве стандарта 40-процентного уровня от средней зарплаты. Но сторонников перехода к стопроцентной распределительной системе не смущают ни обвинения в ее неэффективности, ни зависимость нынешних работников от того демографического и экономического положения, в котором страна окажется в будущем. Государство в лице руководителей социального блока правительства пытается всеми силами поддержать уровень жизни сегодняшних пенсионеров. О том, что достанется пенсионерам завтрашним, оно не слишком задумывается. [box]

Пенсионные накопления и реформа, которая их ждет

Из 22% от фонда оплаты труда, направляющихся в пенсионную систему, 6% граждане моложе 1967 года рождения имеют право направить на формирование собственных пенсионных накоплений — на счетах в НПФ или государственном ВЭБе. Остальные 16% из пенсионного взноса направляются в солидарный бюджет Пенсионного фонда России на выплату пенсий нынешним пенсионерам. Часть этих средств учитывается в качестве обязательств ПФР по выплате нынешним работникам страховой части пенсии после достижения ими пенсионного возраста. Пенсионные взносы «молчунов» (тех, кто проигнорировал возможность формировать собственные пенсионные накопления) с этого года также полностью перечисляются в распределительную часть ПФР: для них пенсия будет полностью формироваться по страховому принципу. Временно туда же отправятся и 6% от зарплаты 22,4 млн граждан, сделавших свой осознанный выбор в пользу накопительной пенсии, в результате введенного на весь 2014 год моратория. В Минтруда продвигают идею полностью отказаться от перечисления этих обязательных 6-процентных накопительных взносов на пенсионные счета граждан. Вместо этого предлагается вернуться к распределительной пенсионной системе — то есть все отчисления работающих ныне граждан направлять на выплаты пенсионерам. А о пенсиях сегодняшним работникам предстоит позаботиться следующим поколениям, которые станут зарабатывать на нашу с вами пенсию в будущем. [/box]